Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

likecat

Пивная лихорадка у ростовских "чепков"

Трагически погибший в сентябре прошлого года профессор Южного федерального университета Владислав Смирнов оставил огромное краеведческое наследие. Это и фундаментальные исследования, и легкие очерки на «несерьезные» темы. Например - о ростовских пивнушках (или «чепках») советского времени.

...Пивные передвижки просуществовали недолго - появились так называемые «чепки», будки, из которых пиво продавалось на вынос. Хорошо помню такое заведение на Кировском, на углу сквера, и дощатый настил, где можно было осушить кружку-другую. У каждого «чепка» крутились типы с очень выразительными физиономиями. «Чепки» стояли обычно у остановок трамвая на улице Горького, на Красноармейской, далее - везде... Нужно было «пасти» свой «чепок». Так, на улице Суворова, где сейчас высятся многоэтажки, «хозяин» зажигал лампочку - открыто, мол, валите сюда! Один мой товарищ жил в высотке на Пушкинской и с балкона своего 13-го этажа мог «контролировать» сразу пять «чепков».

Самыми крупными барами в городе были два «партера» в здании драмтеатра имени Максима Горького. Они располагались ближе к парку Октябрьской революции, практически под Зеленым театром. Туда выстраивались грандиозные очереди. Пускали человек по 20. Там можно было, если повезет, даже присесть за столик. На стойках было по нескольку кранов. Можно было брать пиво и на вынос. Продавцы решили «поиграть в поддавки» - разрешали наливать пиво самим посетителям. Но шло много пены, и было трудно выждать, чтобы она осела как положено. На это и был сделан расчет торгашей...

Pivo_Smirnov1

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
dino

Ванька Медик, бандитский король Ростова-папы

Одной из самых интересных страниц в криминальной истории "Ростова-папы" является ликвидация преступной груп­пировки, действовавшей в начале 20-х годов прошлого века, известной под названием "банда Медика и Рейки". Ее главарь, Ванька Медик, означает для Ростова примерно то же, что Мишка Япончик для Одессы, или Ленька Пантелеев для Питера…

Под катом - очерк о похождениях этой банды, а также ее поимке - из бандитского прошлого "Ростова-папы"

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
rybka

Сынишку офицера спецназа спас весь народ

С Сергеем Илларионовым я познакомился в марте 2008 года, когда делал очерк, посвященный одной из дат чеченской войны - штурму села Комсомольское. Сергей Илларионов, майор спецназа внутренних войск, старший помощник начальника штаба по специальным операциям ОСН № 7 "Росич", принмал в тех событиях самое непосредственное участие.
Он спокойно рассказывал, как спецназ штурмовал этот самый настоящий укрепрайон, как погибла целая разведгруппа лейтенанта Джафяса Яфарова, как он сам пошел на переговоры к боевикам, где его первым делом поставили к стенке и за малым не растреляли... Но тела погибших товарищей выручить все же удалось. Лишь один раз голос Илларионова дрогнул, когда он рассказывал, как грузил тела убитых бойцов своего отряда на броню БТР, чтобы вывезти к своим...

Казалось бы, та война в прошлом, и самого худшего в жизни уже не может случиться. Оказалось, что может. У долгожданного сына-первенца Сергея Илларионова, маленького Артемки, врачи обнаружили сердечную недостаточность. Фактически они подписали малышу смертный приговор. Казалось, это все. Но офицер спецназа решил сражаться за жизнь сына, так как он сражался в бою. И помогли ему в этом простые люди, очень много хороших, добрых людей...



О том, что у их будущего ребенка порок сердца, Лена и Сергей Илларионовы узнали еще до рождения Артема. Это был их долгожданный сын, первенец, что для профессионального военного играет особенное значение.
- На моих глазах происходило много страшного и жестокого, на то она и война. Но оказывается, ранить могут не только пули и осколки. Когда я узнал, какой тяжелый диагноз у моего сына, почувствовал как руки опускаются. Чем ему помочь? Ведь он такой крошечный! - вспоминает Сергей.
Collapse )
alex

Сердце и голуби


Сегодня хочу рассказать о необыкновенном человеке - Александре Григорьевиче Половинко.
Он голубевод (раньше таких называли голубятниками). Первого голубя, вместе с чижиком, мама купила ему в 1946 году, когда Саша на пятерки закончил школьную четверть. И сегодня на его голубятне стоит клетка с чижиками.
В Ростове вообще сильны голубиные традиции. В 60-80 годы колки (шесты с перекладиной для голубей) торчали в каждом втором дворе частного сектора. Когда в небе появлялся чужак, все голубятники поднимали в воздух свои стаи: делом чести считалось заманить и посадить чужого на свою колку, где его можно было поймать хитро прикрепленной петлей.
Следом за голубем, как правило, на мопеде или мотоцикле приезжал его хозяин, начинался торг. Порой птичку предлагали выкупить за серьезную цену, в случае, если консенсус не достигался, бедному пернатому могла быть уготована печальная участь пойти на суп.
Collapse )
rybka

Противогаз Данченко против масок Онищенко





"Глава Роспотребнадзора, главный санитарный врач России Геннадий Онищенко рекомендует носить в местах массового скопления людей гигиенические маски, чтобы избежать заражения сезонным и свиным гриппом". - Информагентство "Новости".
Люди, конечно, вняли совету и дружно побежали за масками. А у меня всплыла в памяти заметка, опубликованная в "Известиях" Сергеем Нехамкиным задолго до того, как мы узнали про свиной грипп. Отсыл идет аж к 1936 году. Мне кажется, с тех пор в массовом сознании особо ничего не изменилось. Зацените сами!


Противогаз красноармейца Данченко

Тридцатые! Время героев. Гость «Известий» — Валерий Чкалов. Алексей Стаханов высту­пает на наших страницах со статьей, посвя­щенной годовщине своего трудового рекорда. Эти имена и ныне в нашей памяти. Но почему забыт боец-дальневосточник Григорий Дан­ченко? Как можно держать в архивной пыли его молчаливый - по причинам, которые ста­нут ясны ниже - подвиг?

Известинская заметка от 11 августа 1936 года цитируется полностью. Итак...

«18 СУТОК В ПРОТИВОГАЗЕ. Хабаровск. Вступив в ряды пограничников, забойщик шахты им. Горького района Малый Нецветай Григорий Максимович Данченко начал тре­нироваться на длительное ношение противо­газа. В начале июня он с разрешения коман­дира части надел противогаз и пробыл в нем 11 суток. К большому огорчению т. Данченко противогаз ему предложили снять.

После семидневного пребывания в госпи­тале, где за состоянием организма т. Дан­ченко непрерывно наблюдали врачи, ему раз­решили возобновить опыт. С тех пор прошло 16 с половиной суток, а т. Данченко — все еще в противогазе. Только трижды в сутки рекор­дсмен снимает маску для принятия пищи.

Тов. Данченко аккуратно несет повседнев­ную службу, ходит в наряды, посещает полит­занятия и общеобразовательную школу.

Сегодня т. Данченко осматривали наблюдаю­щие за ним врачи. Они пришли к заключению, что состояние его здоровья — прекрасное; легкие и сердце работают нормально: орга­низм не утомлен.

С аппетитом уничтожая обед, т. Данченко рассказал сегодня вашему корреспонденту:

— В противогазе я чувствую себя отлично. Привык к нему настолько, что не замечаю. Он не мешает мне ни работать, ни спать. Начи­ная с 5 августа каждое утро и вечер бегаю в противогазе по 5 километров. В часы отдыха тренируюсь на турнике, играю в волейбол, а по вечерам играю на гитаре. Вместе с това­рищами хожу в кино. За эти 18 дней я прочи­тал «Тоннель» Келлермана и «Время вперед». Сейчас начал читать «Как закалялась сталь». В противогазе рассчитываю пробыть двад­цать суток. Маску сниму 12 августа — после того, как пробегу в ней на открытии краевой спартакиады 5000 метров».

Какой восхитительный человек! Так и пред­ставляешь его при исполнении рекорда. Вот боец Данченко спит ночью в казарме, подсу­нув руку под резиновую щеку и свернув рядом в кружок гофрированный хобот. Вот он сидит в противогазе на политзанятиях, бесстрастно глядя на комиссара роты круглыми обзорными сте­клами. Вот, не снимая противогаза, объясняет в библиотеке, что хотел бы обменять «Тон­нель» Келлермана на «Как закалялась сталь» Островского. Вот вечером в Ленкомнате, покачивая гладкой, серо-зеленой головой, наигрывает товарищам на гитаре что-нибудь лирическое (и — кто знает? — может быть, даже поет!). Причем ладно бы беда заставила, ладно бы — учения... Здесь даже не тот случай, когда Родина сказала: «Надо!», а комсомолец ответил: «Есть!». Родина устами командира как раз говорила: «Да все, Данченко! Отбой! Успокойся!», а усердный Григорий Максимо­вич, огорчался и, вернувшись из госпиталя, натягивал на лицо любимое индивидуальное средство химзащиты...

Впрочем, порывшись во всезнающем интер­нете, я узнал, что там же, на Дальнем Востоке, в том же 1936 году служил красноармеец Геор­гий Александрович Воровин — этот противо­газ не снимал 40 суток. И ведь тоже никто не заставлял…


"Какие были люди, блин,
Какие времена, ну что ты!
О них не сложено былин,
Зато остались анекдоты".
Игорь Иртеньев.